13:07 

Тень короля, PG-13

Лэйтиан
Жажда наслаждения делает жестоким! (с)
Название: Тень короля
Автор: Розмари Бланк
Фэндом: Densetsu no Yuusha no Densetsu
Персонажи: Фроадэ, семейство Орла, Рифал, Кифар, Клау, Шион
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Ангст, Экшн (action), AU
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание: Фроадэ приехал с дипломатической миссией в королевство Гастарк. Скучно ему там не будет. Весело - тоже.
Примечания автора: Это, скорее, не фанфик, а конспект фанфика. Галопом по Европам, потому что времени не было совсем. Предполагался еще сиквел, но пока как-то не сложилось.
Ссылка на источник

- Я знаю, что вы сейчас чувствуете, - сказал король Гастарка, но это была ложь, потому что Миран Фроадэ не чувствовал ничего. Он сидел очень прямо, не касаясь спинки стула, одетый в новый темный мундир, ткань которого казалась жесткой даже на вид. Клау предлагал выбрать для поездки костюм побогаче, чтобы никто не думал, будто дела Роланда так уж плохи, но на сей раз Фроадэ отказался и от перьев, и от вышивки золотой нитью, и вообще от всего, что могло бы намекнуть на его положение при дворе. Официально он оставался одним из советников короля Роланда, и незачем было кому-то за пределами замка знать, что ситуация изменилась.
- Вы же умный человек, Фроадэ, - продолжил Рифал. - Как вышло, что в этой войне вы приняли не ту сторону?
- Сторону, которая проиграла. Я не считаю ее не той, - вежливо поправил Фроадэ.
- Конечно, конечно.
Рифал усмехнулся. Его можно было понять: пусть с огромными потерями, но войско Гастарка все же выиграло битву, разбив отряды Роланда. Рифал благоразумно решил, что еще одна такая победа приведет его армию к гибели, и предложил Шиону мирные переговоры. Предполагалось, что тот приедет в Гастарк лично, но в последний момент его отвлекли проблемы внутри страны, и послом стал Фроадэ. По крайней мере, так звучала официальная версия.
Они обсуждали условия мира второй день, и дело, кажется, шло на лад. Роланд потерял возможность влиять на Нельфу, но сохранил Руну. Фроадэ был рад такому повороту дел, учитывая, что жители Нельфы с недавних пор стали подсыпать яд во все колодцы, мимо которых проезжала королевская армия. Что при этом пили они сами, оставалось загадкой.
- Итак, пройдемся по всем пунктам еще раз, - сказал помощник Рифала.
Фроадэ успел выучить договор наизусть, поэтому сейчас просто ждал окончания беседы. Он заставил себя смотреть, как лучи света на хрустальных гранях распадаются тысячами искр - просто смотреть, не оценивая, не запоминая. Раньше, возвращаясь из дипломатических поездок, он подробно докладывал Шиону обо всем, что видел. Теперь необходимость отчитываться исчезла, но он по старой привычке продолжал фиксировать происходящее.
Помощник между тем закончил цитировать мирный договор. Слово взял Рифал, который немедленно понес отсебятину. В основном она касалась превосходства Гастарка над Роландом.
- Страна фатального недостатка ума и совести, вот кто вы, - вещал он, приподнявшись с места, чтобы Фроадэ было лучше видно и слышно.
Тот не спорил: им с Люсилем и впрямь не хватало совести, а Клау, Калне и леди Ноа - ума. При таком раскладе благоразумнее было отмолчаться.
Кифар Ноллес, которой вроде бы полагалось быть на стороне Рифала, о благоразумии, похоже, не слышала. Она принялась бросать на короля осуждающие взгляды и, наконец, не выдержала:
- Хватит уже!
Прежде, чем кто-либо успел ответить, Лир Орла подскочил с места. Полы его плаща взметнулись, рассекая воздух.
- Замолчи! - он сделал обвиняющий жест в сторону Кифар. - Тебе, шпионке Роланда...
Видимо, он хотел добавить что-то про фатальный недостаток ума и совести, но не успел.
- Я не шпионка, - перебила Кифар. - Меня оправдали.
- Ага, как же! Лично я не верю ни одному твоему слову. И вам, Ваше Величество, не советую.
Маленькая сестренка Лира дернула его за рукав. Это подействовало. Парень нехотя уселся на место, продолжая метать гневные взгляды в сторону Кифар. Атмосфера за столом, и без того не слишком дружелюбная, накалилась окончательно. Фроадэ прикинул расстановку сил. Он не мог с уверенностью сказать, чье положение было более шатким: Кифар несколько раз меняла сторону, на которой сражалась, семейство Орла провалило несколько важных операций, а он сам... Тут комментарии не требовались.

Лир нагнал его в темном коридоре и, окликнув, принялся воровато оглядываться по сторонам. На всякий случай Фроадэ тоже обвел пространство глазами, прикидывая возможные пути отступления. В конце холла виднелся сияющий прямоугольник двери, но до него было далеко. По углам клубились тени - просто тени, не скрывавшие соглядатаев.
- Зачем ты пришел? - осведомился Фроадэ, чуть наклонив голову.
Лир был ниже на полголовы, и сразу становилось понятно, что разница в росте его порядком злит. Он переступил с пятки на носок и заявил:
- Хочу, чтобы ты отдал мне свое кольцо, - он ткнул пальцем, показывая, о каком кольце речь. - Наша семья собирает артефакты героев, и оно будет отлично смотреться в коллекции.
Это было сказано нагло, с вызовом. Фроадэ улыбнулся подобной фамильярности.
- И как же ты намерен добиться своего?
Должно быть, Лир уловил тень насмешки в его голосе. Насупившись, он сказал:
- У меня два артефакта, у тебя - один. Я мог бы убить тебя. Так проще всего.
Тут Фроадэ был с ним солидарен. Он тоже всегда полагал, что смерть - самый простой и надежный способ решения проблем.
- Но этого ты сделать не можешь, верно? - спросил он. - Убить посланника Роланда - значит развязать войну заново. Королевство Гастарк истощено бесконечными битвами. Еще одна может повергнуть его в прах.
Лир неохотно кивнул. Его брови почти сошлись на переносице. Он кусал губу, что-то напряженно обдумывая.
- Предлагаю сделку, - сказал он. - Я получу кольцо, а взамен дам то, о чем ты попросишь.
- А если я попрошу смерти? Тут ты помочь не в силах.
- Ты издеваешься?! - вспылил Лир.
Этот вопрос заставил Фроадэ серьезно задуматься.
- Разве что самую малость, - промолвил он после паузы.
Лир обошел вокруг него и заговорил снова:
- Я понимаю, чего ты хочешь на самом деле, и это вовсе не смерть. Если мы договоримся, я могу исполнить твое желание.
- Правда? - равнодушно спросил Фроадэ.
Приблизившись, Лир заглянул ему в лицо.
- Я знаю, что случилось с твоим королем, - отчеканил он, гаденько улыбнувшись.

Фроадэ прикрыл глаза, впервые за долгое время разрешая себе вспомнить все.
Как Шион не узнал его.
Как фельдмаршал Клом, появившийся невесть откуда, сказал:
- Да он никого не узнает. И не разговаривает.
Должно быть, в этот момент что-то отразилось на лице Фроадэ, потому что Клом осекся и поспешил добавить, словно оправдываясь:
- Зато он ест, если предложить. В этом смысле с ним теперь проще.
Фельдмаршал еще что-то рассказывал - про Павшего Темного Героя, про то, что после разделения с ним душа Шиона оказалась повреждена, и даже лучшие маги королевства не могли с уверенностью сказать, пойдет ли он когда-нибудь на поправку. Фроадэ слушал, не перебивая. Вид у него был почти скучающий, как будто он ждал, когда Клом, наконец, заткнется, и все снова станет хорошо.
Солнечные лучи освещали комнату сквозь витражное стекло. На полу плясали разноцветные пятна - розовые, голубые, зеленые. Шион сидел, глядя куда-то внутрь себя. Его глаза, прежде ясные, полные решимости, теперь казались двумя темными провалами. Пальцы машинально теребили какой-то шнурок на поясе, и это движение, жутковатое в своей размеренной монотонности, сказало Фроадэ больше, чем любые слова.
- Я могу остаться с ним? - спросил он.
Тогда он еще думал, будто его присутствие что-то изменит.
Потом, почти сутки спустя, Клом осторожно тронул его за плечо и предложил:
- Давай я принесу что-нибудь поесть. Не хватало, чтобы еще и ты заболел.
Так кончилась одна жизнь и началась другая.

- Вы хотите быть королем? - спросил его Люсиль пару месяцев спустя.
Они прогуливались по аллее. Солнце редко заглядывало сюда, в самый дальний уголок сада. Деревья поросли плющом, кустарник щетинился мелкими черными колючками. Многие из придворных дам побаивались этого места, утверждая, что в тени оврага, расположенного неподалеку, прячутся чудовища. Фроадэ эти сплетни забавляли. Он-то понимал, что самые страшные монстры живут в глубинах человеческих душ.
- Его величество Шион все еще жив, - напомнил он Люсилю.
Тот склонил голову набок, рассматривая собеседника.
- Верно. Но вам ли не знать цену жизни, в которой ничего не осталось?
Он интуитивно чувствовал, на какие кнопки нужно нажимать, этот сладкоголосый интриган. Он, возможно, единственный во дворце догадался, что Фроадэ до сих пор не умер только потому, что слишком хорошо научился выживать, и это вошло у него в привычку.
- Пока что нам удается скрывать правду о состоянии Шиона, но рано или поздно по городу поползут слухи, - продолжил Люсиль. - Что вы тогда будете делать?
- Убью того, кто их распускает.
- Боюсь, вы плохо представляете себе масштаб проблемы.
Люсиль умолк, остановившись возле дерева. Листья уже давно распустились, приобретя сочный, насыщенный цвет. Только одна ветка оставалась сухой и безжизненной. Люсиль с треском отломил ее, повертел в руке.
- Так что вы думаете о моем предложении? - осведомился он.
Фроадэ помедлил. Он без колебаний отдал бы жизнь, чтобы защитить короля, но сейчас этого было недостаточно. Оставалось хитрить и увиливать, чтобы, по крайней мере, выиграть немного времени.
- Вы же знаете, что по рождению я не принадлежу к знатному роду. К тому же у меня весьма сомнительная репутация. Кто захочет видеть такого человека на престоле?
Люсиль швырнул ветку наземь.
- На происхождение сейчас никто не смотрит, - заметил он. - Что касается вашей репутации, думаю, ее можно исправить. Как вы смотрите на то, чтобы съездить в Гастарк и провести мирные переговоры? Это прибавит вам очков в глазах горожан.
Если бы Фроадэ отказался, Люсиль нашел бы другого на его место. Согласиться было безопаснее. Он так и сделал, но уезжал все равно с тяжелым сердцем. На прощание он взял с фельдмаршала Клома слово, что тот присмотрит за королем. Так было немного спокойнее.
- У меня тоже есть одна просьба, - сказал Клом.
- Да?
- Давай-ка зови меня по имени. От твоего "фельдмаршал Клом" уже скулы сводит.
Фроадэ не до конца понял, какое это имело значение, но согласился.
- И будь осторожен, - добавил собеседник. - Я тебя знаю. Вечно влипаешь в неприятности.
Фроадэ для вида заверил его, что все будет в порядке. Он не мог разобраться, к чему весь этот разговор, а уж попытка фельдмаршала - ну ладно, Клау, - обнять его на прощание и вовсе выглядела нелепо. Пришлось упереться руками ему в грудь, чтобы высвободиться. Клау надулся, на взгляд Фроадэ, совершенно без повода. В последнее время он вообще вел себя странно. Как-то Фроадэ застал его горячо беседующим с безучастным Шионом. "По-моему, ты просто притворяешься, потому что тебе надоело работать", - донеслось до него, а потом еще: "Отпусти его, он все равно тебе не нужен". Было непонятно, кого Шион должен отпустить. Фроадэ тогда подумал, что, неровен час, Клау тоже повредится рассудком. Сумасшествие распространялось по дворцу, как заразная болезнь.

Фроадэ моргнул, возвращаясь в реальность.
- Я знаю, что случилось с Шионом, - с вызовом повторил Лир.
Он явно начинал терять терпение. Люди в Гастарке никогда не отличались выдержкой.
- Я тоже знаю, что с ним случилось, - ответил Фроадэ после паузы.
На самом деле все это беспокоило его, очень беспокоило. Если слухи о болезни Шиона каким-то образом распространились через весь континент, дело было плохо.
- Откуда у вас вообще эта информация? - уточнил он.
Лир усмехнулся, обнажив ровные желтоватые зубы.
- Птичка на хвосте принесла.
- А если точнее?
- Когда я был в Роланде, одна придворная дама шепнула мне, что король в последнее время сам не свой: почти не появляется на публике, а все важные дела переложил на подчиненных. Мне это показалось подозрительным. Я навел справки и выяснил, что произошло.
- Кто-нибудь еще в курсе? - поинтересовался Фроадэ.
- Нет. Я приберегал эту тайну, прикидывая, кому ее продать.
Что ж, уже легче. Он знал, какого вопроса ждет сейчас Лир, и решил его не разочаровывать.
- Каким образом болезнь Шиона связана с тем, что ты хочешь мне предложить?
- Кубок Элгрида, - просто ответил Лир.
Фроадэ приподнял бровь.
- Чаша, возвращающая жизнь тем, кто ее потерял? Я думал, это только легенды.
Когда-то давно, в детстве, он читал книгу, в которой подробно рассказывалось о свойствах нескольких артефактов. Кубок Элгрида был одним из них. Если верить написанному, какой-то темный маг после смерти возлюбленной превратил свое сердце в кусок льда, который не таял даже в огне, а затем разбил на мелкие кусочки. Из них и был собран кубок. Маленький Миран не слишком хорошо представлял себе, каково это - жить с куском льда в груди. Потребовалось несколько лет, чтобы он как следует прочувствовал, что имелось в виду.
- Мы нашли ее, - хрипловато проговорил Лир, подавшись вперед. - Сотни охотников за артефактами пытались это сделать, но повезло лишь нам. Она сияет на солнце, как жидкий огонь.
- И вы согласитесь расстаться с этим сокровищем?
- Призвание семьи Орла - отнимать жизнь, а не дарить ее, - хмыкнул Лир.
Во всем этом явно таился подвох. Фроадэ некстати вспомнил, что обещал Клау не впутываться в сомнительные истории. Впрочем, разве у него был выбор? Ради спасения Шиона он, не задумываясь, согласился бы содрать с себя кожу и искупаться в кипятке, а сейчас от него требовалось просто отдать кольцо. Ничтожно малая жертва.
- Я согласен, - сказал он. - Есть какие-нибудь гарантии, что кубок поможет Шиону?
Лир широко улыбнулся.
- Нет. Но разве это повлияет на твое решение?

Они договорились встретиться той же ночью, в одном из многочисленных подземных переходов, соединявших замок с городом. Судя по всему, сюда уже давно никто не заглядывал. Каменные стены потемнели, пошли трещинами. Было слышно, как с потолка капает вода. Единственный фонарь чадил так, что от копоти становилось трудно дышать.
Может, при свете дня кубок Элгрида и впрямь сиял, но сейчас он ничем не отличался от обыкновенной стеклянной чаши. Сверху его опоясывал золотой обруч, испещренный непонятными символами. Фроадэ хотел рассмотреть их поближе, но Лир отдернул руку.
- Не так быстро, - сказал он. - Ты уверен, что нас никто не видел?
- Разумеется.
Лир испытующе поглядел на Фроадэ, а затем с улыбкой спрятал чашу за спину. Кольцо на его руке тускло блеснуло, попав под луч фонаря.
- Сними, - поморщился Фроадэ. - Я хочу быть уверен, что ты не нападешь на меня, получив то, за чем пришел.
Лир презрительно фыркнул.
- Сам же говорил, что убивать посланника Роланда не в моих интересах.
- Осторожность никогда не повредит.
Пожав плечами, Лир стянул кольцо и демонстративно отбросил в угол. Туда же отправилсся кристалл Ино Дуэ, извлеченный им из-за пазухи.
- Если попробуешь забрать артефакты или атаковать меня, я разобью кубок, - предупредил он.
Фроадэ кивнул. Он специально встал так, чтобы Лир не мог толком разглядеть его лицо. Стандартная уловка всех лжецов и дипломатов.
Щурясь, Лир вгляделся во мрак. Интуиция, обострившаяся за годы сражений, успела подать ему сигнал об опасности, но времени было слишком мало, и он не успел среагировать, когда Фроадэ резко вскинул правую руку.
- Да будет тьма, - за свою жизнь он произносил эти слова сотни раз, и их значение почти стерлось, стало будничным, обыкновенным.
Теневые твари рванулись наружу. Лир отшвырнул кубок, и тот разлетелся на сотни осколков. Фроадэ почувствовал, как по щеке течет тоненькая струйка крови. Он отвлекся на секунду, чтобы вытереть ее, а когда вновь повернулся к Лиру, увидел, что монстры уже отшвырнули его к стене и медленно, неотвратимо приближались.
- Не убивать, - предупредил Фроадэ.
Одна из тварей зарычала, оскалив зубы. Лир пятился, пока не уперся спиной о камни. Одна его рука безвольно болталась вдоль тела, вывернутая под неестественным углом. Должно быть, падение не прошло для него бесследно.
- Ты чудовище, - прошипел он. - Я думал, хотя бы болезнь Шиона выбьет тебя из колеи, но нет. Неужели ты совсем не чувствуешь боли?
Непохоже было, что он ждет ответа на свой вопрос, но Фроадэ все-таки решил пояснить:
- Твое восприятие ограничено. Для тебя боль - лишь что-то, что нужно перетерпеть, но рано или поздно наступает момент, когда терпеть невозможно, поэтому таких, как ты, она размалывает в прах.
Монстры синхронно щелкнули зубами перед лицом Лира. Его затрясло. Здоровой рукой он слепо шарил по стене, надеясь отколоть какой-нибудь камень и использовать как оружие, но отсыревшая кладка крошилась под пальцами.
Вода продолжала монотонно капать.
- Боль, физическая или душевная, способна размолоть человека в прах, но она же может сорвать с него всю шелуху и сделать тем, кто он есть на самом деле, - Фроадэ рассказывал ровно, не спеша. - Она открывает второе дыхание. Взламывает запертые двери в глубинах души и выпускает наружу то, что там скрывается. По сути, боль - один из самых эффективных ресурсов. Жаль, мало кто это понимает.
Фроадэ сделал паузу. Он говорил больше для себя, чем для Лира - тот, похоже, почти обезумел от страха. Жалкое зрелище. Пора было заканчивать этот балаган.
Он нащупал под мундиром рукоять кинжала и сделал теневым тварям знак отступить. Когда сталь вонзилась в горло, раздался хлюпающий звук. Лир попытался зажать рану руками.
- Сделай милость, умри поскорее, - мягко попросил Фроадэ.
Словно услышав его, Лир сполз на пол, дернулся пару раз и уже не шевелился. Кровь, казавшаяся черной в свете фонаря, толчками выплескивалась из раны. Одна из теневых тварей подошла ближе, принюхалась и собралась лизнуть липкую лужу на полу, но Фроадэ вовремя это заметил.
- Отойди, - велел он. - Мне нужно, чтобы это сошло за убийство, совершенное человеком.

Фроадэ видел в темноте, как кошка, поэтому ему не составило труда отыскать артефакты, которые Лир швырнул в угол. Повертев в ладонях кольцо и кристалл, он кликнул теневых тварей. - Отнесите это в спальню Кифар Ноллес, - распорядился он.
Кифар Ноллес, которая сейчас видела десятый сон. Кифар Ноллес, имевшая неосторожность публично поссориться с Лиром. Кифар Ноллес, шпионка и предательница. Она идеально подходила на роль убийцы - настолько идеально, что вряд ли кто-то стал бы сомневаться в ее вине.
Чудовища бесшумно растворились в сумраке.
Порез на щеке снова начал кровоточить. Пришлось воспользоваться магией теней, чтобы залечить его. Фроадэ не мог допустить, чтобы кто-то заподозрил о его причастности к ночным событиям. Ранка затянулась начисто, но на губах остался металлический привкус. Сглотнув, Фроадэ в последний раз окинул взглядом помещение. Лир Орла смотрел на него остекленевшими глазами.
- И еще, - произнес Фроадэ; он привык разговаривать с безучастным ко всему Шионом, так что молчание и неподвижность собеседника его не смущали. - Я бы, разумеется, не позволил тебе разбить чашу, если бы она могла спасти короля. Проблема в том, что жалкая подделка, которую ты притащил, не была на это способна. Да что там, даже настоящий кубок, найденный Райнером два месяца назад, не помог. А ведь тогда мы еще надеялись на чудо.
Он покачал головой и двинулся туда, где маячил светлый прямоугольник двери. Осколок, так похожий на кусок чьего-то ледяного сердца, хрустнул у него под ногой, как простое стекло.
Фроадэ был доволен собой. Он сделал главное - устранил источник возможных сплетен о короле. Кроме того, он возвращался домой с выгодными условиями мира. Что же до того, что эта победа еще на шаг приближала его к трону, которого он совсем не желал... Ну, он собирался поразмыслить об этом на досуге.

@темы: G-PG13, Kiefer Knolles, Lir, Sui, Kuu Orla, Miran Froaude, Refal Edia, Shion Astal, Фанфикшен

   

The Legend of the Legendary Heroes

главная